Обращение взыскания на единственное жилье должника в 2019 году

🕒

Ввиду того, что гражданский оборот в РФ с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов.

Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

При этом существуют, как внесудебные способы (через судебного пристава-исполнителя), так и различные судебные способы (банкротство, обращение взыскания на жилые помещения и т.д.) обращения взыскания на имущество.

В данной статье рассматривается вопрос возможности обращения взыскания на жилое помещение, принадлежащее гражданину, которое для него является единственным жильем.

Обращение взыскания на имущество должника состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации имущества.

Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество (включая долю должника в имуществе, которое находится в общей собственности), за исключением имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание.

Таким образом, при исполнении исполнительных документов в отношении граждан взыскание не может быть обращено на имущество, указанное в законе.

Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину на праве собственности, в частности,

на жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом помещении должника, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2019 г. N 194-ФЗ).

А также не может быть обращено взыскание на земельные участки, на которых расположены объекты, перечисленные в п. 1 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, а также земельные участки, использование которых не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2019 г. N 194-ФЗ).

Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Т.е. законодатель на сегодняшний день выработал четкую дефиницию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно.

14 мая 2019 года Конституционный суд РФ вынес Постановление № 11-П, в котором не признал положения ст. 446 ГПК Российской Федерации противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище.

Кроме того, Конституционный суд РФ подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, вопреки расхожим толкованиям, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье: Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Конституционный Суд РФ в своем Определении последовательно указал, что положения ст. 446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту Конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека.

Т.е. по сути Конституционный Суд РФ признал, что если с гражданином-должником в его единственном жилье проживают лица, находящиеся на иждивении, например, несовершеннолетние или инвалиды, то обратить взыскание на такое имущество невозможно.

Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю исходя из Конституции РФ, и с учетом правовых позиций, изложенных в нем (Постановлении), в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие «совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи». Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты.

Указанная позиция подтверждена и судебной практикой: например, Решение Долгопрудненского городского суда Московской области от 28.10.2013 г. по делу № 2-1154/2013; оставлено без изменения Апелляционным определением Московского областного суда от 09.04.2014 г.

Подобная позиция выказывалась Конституционным Судом РФ и раньше: согласно Определению Конституционного Суда РФ от 17.01.2012 г. № 14-О-О: законодательная регламентация обращения взыскания по исполнительным документам должна осуществляться на стабильной правовой основе сбалансированного регулирования прав и законных интересов всех участников исполнительного производства с законодательным установлением пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника и одновременно отвечающих интересам защиты прав кредитора (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2019 года N 10-П).

Условия и порядок принудительного исполнения судебных актов закреплены в Федеральном законе «Об исполнительном производстве».

Установив в рамках общего порядка обращения взыскания на имущество должника правило, согласно которому при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, федеральный законодатель предусмотрел исключение из этого правила, в силу которого на определенные виды имущества должника взыскание обращено быть не может (часть 4 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

В соответствии с частью 1 статьи 79 названного Федерального закона перечень имущества должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Статья 446 ГПК Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень видов имущества граждан, на которое в системе действующего правового регулирования запрещается обращать взыскание по исполнительным документам в силу целевого назначения данного имущества, его свойств, признаков, характеризующих субъекта, в чьей собственности оно находится.

Предоставляя, таким образом, должнику-гражданину имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы — исходя из общего предназначения данного правового института — гарантировать должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и деятельности, данная статья выступает процессуальной гарантией реализации социально-экономических прав этих лиц (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2019 года N 10-П).

Конституционный Суд РФ неоднократно рассматривал жалобы на предмет соответствия положений ст. 446 ГПК РФ Конституции РФ.

Так, в Определении КС РФ от 04.12.2003 N 456-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указывалось на то, что законодательный запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданина и членов его семьи не противоречит положениям Конституции РФ.

В Определении указано, что Конституционный Суд РФ не исключает возможности уточнения законодателем такого запрета в рамках уточнения размеров жилой площади, необходимой и достаточной для нормального существования человека. Указанные новеллы так и не были приняты законодателем, что повлекло за собой целую вереницу поданных жалоб в Конституционный суд (далее по тексту – «КС РФ»).

При этом КС РФ в своих последующих Определениях был последователен (см. Определения от 20.10.2005 N 382-О, от 24.11.2005 N 492-О, от 19.04.2007 N 241-О-О, от 20.11.2008 N 956-О-О, от 01.12.2009 N 1490-О-О, от 22.03.2011 N 313-О-О, от 17.01.2012 N 10-О-О). В сложившейся ситуации КС РФ применил принцип разумной сдержанности, под которым понимается умеренность судей Конституционного Суда РФ при принятии решений, требующих внесения изменений в действующее законодательство (см. Особое мнение судьи КС РФ Г.А. Гаджиева к Постановлению от 27.03.2012 N 8-П).

Данный принцип связан с сущностным отличием Конституционного Суда РФ от органов законодательной власти, наделенных полномочиями создавать позитивное законодательство. Судья КС РФ Г.А. Гаджиев в указанном Особом мнении противопоставляет принцип конституционной сдержанности «судейскому активизму», допустимому, по его мнению, лишь в кризисных ситуациях.

Руководствуясь этим принципом, Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Постановлении признал соответствующим Конституции РФ установление имущественного иммунитета в отношении единственного жилого помещения, принадлежащего должнику-гражданину.

При этом, как отмечалось выше, суд не исключил возможности корректировки норм закона в последующем, но на сегодняшний день таких корректировок произведено законодателем не было.

Таким образом, на сегодняшний день ни в одной из указанных в законодательстве процедур не предусмотрена возможность обращения взыскания на жилое помещение должника если:

1. Оно является единственным жильем.

2. Оно не является предметом ипотечных обязательств.

И как дополнительную гарантию законодатель установил факт проживания вместе с должником-собственником лиц, находящихся на его иждивении, например, несовершеннолетних, инвалидов и т. д.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился. В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

«Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», — записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд. В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве». Но горсуд не поддержал пристава и кредитора. Апелляция заявила, что их довод «основан на неверном толковании действующего законодательства». Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому «довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству» — записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку «такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда».

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее — акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны «на неправильном толковании норм материального права».

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что «из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда».

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (ноябрь 2019 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

комментарий

Иван Соловьев, профессор Академии МВД России:

— Задача кредитора — создать такие условия для должника, чтобы тот, желательно, ни на минуту не забывал о том, что он должен. Единственное жилье долгое время оставалось неприступным форпостом для взыскателей и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил перспективы. Решение о наложении обременений на него вполне прогнозируемо, так как рост задолженности растет месяц от месяца, а дорогие кредиты остаются пока единственным действенным способом оживить банковскую сферу. В любом случае не стоит забывать о возможностях новых норм о банкротстве физических лиц. 500 тысяч рублей и три месяца просрочки — вполне можно подумать об этой юридической процедуре, но начинать и вести ее лучше самому, так как кредитор однозначно проведет ее так, как выгодно ему.

Судебные приставы обладают немалым перечнем доступных для реализации возможностей, с помощью которых можно достичь наибольшей эффективности в удовлетворении требований истца. Взыскание имущества должника является действенным методом воздействия на лиц, не желающих добровольно платить по долгам.

Формирование задолженности в каждом случае может происходить по различным причинам. В качестве наиболее распространенных стоит выделить:

Вне зависимости от того, как образовался долг, Закон «Об исполнительном производстве» предусматривает порядок, по которому осуществляется взыскание. Полноценная процедура такова:

  1. В первую очередь каждый должник должен мирно урегулировать спорные моменты с кредитором по поводу варианта с предоставлением отсрочки или реструктуризации задолженности.
  2. При невозможности достижения компромисса взыскатель направляет исковое заявление в суд с требованием привлечь ответчика к погашению долга.
  3. Проводятся судебные разбирательства, в ходе которых уточняется итоговая сумма задолженности и обстоятельства ситуации.
  4. После получения исполнительного листа судебные приставы инициируют производство и уведомляют должника о праве добровольного расчета с кредитором в течение 5 дней.
  5. На данной стадии ответчик может направить в суд ходатайство о предоставлении отсрочки или изменении условий по оплате долга. Для достижения результата потребуется подтвердить позицию рядом документов. Так, понадобятся бумаги, доказывающие упадок финансового положения заявителя. Если цель была достигнута и льготные условия утверждены, то должник освобождается от исполнительного сбора.
  6. Частая ситуация в этой процедуре – это непринятие должником мер по урегулированию вопроса. По истечении пяти дней судебный пристав приступает к взысканию долга в принудительном порядке.
  7. Исполнитель вправе проводить различные мероприятия. Для начала осуществляется оперативно-розыскная деятельность имущества должника, в ходе которой пристав может взаимодействовать с государственными ведомствами и коммерческими учреждениями, где содержатся сведения по объектам, принадлежащим ответчику.
  8. На основании выявленной информации составляется опись и реализуется арест.
  9. В конечном счете проводятся публичные торги, на которых сбывается имущество гражданина, после чего вырученные средства направляются на удовлетворение требований истца.

Этапы процедуры вполне понятны и ясны. Но как и в любом процессе, где принимают участие государственные ведомства, существует ряд нюансов, достойных уточнения.

Понятие единственного жилья

В соответствии с положениями ст. 79 Федерального закона РФ № 229 от 2019 года приставы вправе провести реализацию взыскания на любую категорию имущества за редким исключением. Список объектов, не учитываемых в исполнительном производстве при истребовании, дополнительно уточнен в ст. 446 ГПК РФ.

Отдельное внимание стоит уделить жилому помещению, которое признано единственно пригодным для постоянного проживания должника. Законодательством установлен «иммунитет» в отношении таковой категории недвижимости. То есть жилье не подлежит взысканию, вне зависимости от определяющих факторов, будь то:

Иначе говоря, законодательством не уточнены пределы действия подобного ограничения – достаточно, чтобы жилье было единственно пригодным для проживания. Определяющий термин отражен в гражданском законодательстве – при этом учитываются потребности не только должника, но и членов семьи.

То есть иммунитет остается актуален в том случае, если жилье отсутствует как у самого ответчика, так и у лиц, с которыми он состоит в родстве и проживает на одной площади. Если же член семьи располагает недвижимостью, на которую неплательщик также имеет жилищные права, ограничение в отношении квартиры должника не сохраняется, даже если это единственная недвижимость в его владении.

Таким образом, законодателем достигается реализация важнейших социальных аспектов. В первую очередь запрет обращать взыскание обеспечивает защиту прав на жилище, которое гарантированно каждому гражданину в соответствии со ст. 40 Конституции Российской Федерации – актуально не только в отношении ответчика, но также и граждан, находящихся у него на иждивении.

Вторая позиция – гарантирование соблюдения социально-экономических прав россиян, что позволяет им сохранять необходимые для нормальной жизни условия.

Особенности нового законопроекта

Осенью 2019 года появились первые новости о намерении внести на рассмотрение законопроект, закрепляющий изменения в положениях гражданского и исполнительного законодательства. Нововведения должны коснуться и ситуации с наложением ограничений на взыскание жилья, единственно пригодного для проживания. И все же конституционное право человека при любом рассмотрении должно соблюдаться.

Помимо того, что приставы смогут забрать недвижимость, полученную в ходе ипотечного кредитования, предпринимаются попытки на утверждение новых правил, допускающих обращать взыскание на жилье, которое превышает двукратную норму квадратных метров на одного человека. Изменения по имущественному иммунитету также коснутся и стоимости объектов – при двукратной цене может быть реализована процедура истребования.

Жилищные нормы

По действующим распоряжениям определены следующие нормы по площади на одного гражданина: от 14 до 18 квадратных метров – точное значение зависит от региональных особенностей. С учетом таковых установок, если количество членов в семье должника составляет три человека, нормативный показатель по размеру недвижимости приравнивается к диапазону от 42 до 54 квадратных метров.

Касательно максимально допустимых параметров: от 84 до 108 квадратных метров. Если ответчик будет иметь в собственности квартиру или дом с большей площадью, то с учетом положений нового законопроекта объект подлежит аресту.

Создатели подобной инициативы преследует цель уличать людей, которые владеют дорогой недвижимостью и располагают достаточными суммами, но по каким-то причинам не намереваются рассчитываться с задолженностью. То есть лишаться имущества по большей части будут исключительно зажиточные и недобросовестные лица. Однако не все так радужно и однозначно, как хотелось бы.

К примеру, размер средней однокомнатной квартиры составляет 40 квадратных метров, то есть каждый одинокий неплательщик по новым положениям может потерять жилье, ведь имеющаяся площадь будет в два раза больше отведенных нормативов. Спорно, т. к. речь идет о жилых метрах и тут явно нет превышения.

Кроме того, как показывает практика, в жизни людей могут наступить тяжелые обстоятельства, из-за которых они еще могут распоряжаться помещением, купленным в годы зажиточного существования, но уже утратили возможность отвечать по кредитным обязательствам. Поэтому принятие законопроекта без уточнения изменений под большим вопросом, если подходить к утверждению грамотно и с учетом реальных статистических сведений.

Заключение

Касательно положений действующего в начале 2019 года законодательства, жилье, признанное единственно пригодным для проживания, не может быть взыскано с должника ни при каких условиях – даже если нормативы превышены в три и более раз.

И все же исполнительное производство вносит в жизнь ответчика немало проблем – счета и иное имущество остается доступным для взыскания судебными приставами. Поэтому так важно тщательно подходить к планированию собственных финансовых расходов, чтобы даже в кризисные времена хватало на погашение обязательств.

Практически каждому известно, что на единственное жилье должника не может быть обращено взыскание в ходе исполнительного производства, за исключением взыскания долгов, обеспеченных ипотекой. Однако, всё ли так просто в этой формулировке?

Имущественный иммунитет единственного жилого помещения

На основании абз. 1 ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Таким образом, из буквального толкования вышеизложенной нормы следует, что находящее в собственности помещение должника защищено от взыскания, если:

Ипотека жилого помещения

Ипотека – это исключение из имущественного иммунитета единственного жилого помещения должника, на что прямо указано в абз. 1 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ.

Примечательно, что кредит (заем), обеспеченный ипотекой, вовсе не обязательно должен быть целевым, для того чтобы у взыскателя появилась возможность удовлетворить свои требования за счет жилого помещения должника.

«Обращение взыскания на заложенную квартиру возможно как в случае, когда такая квартира заложена по договору об ипотеке (независимо от того, на какие цели предоставлен заем (кредит), так и по ипотеке в силу закона».
Определение Верховного Суда РФ от 04.09.2018 № 5-КГ 18-149

Ипотека может возникнуть либо из договора, либо в силу закона. В частности, ипотека в силу закона возникает, если жилое помещение приобретено либо построено полностью или частично с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации либо средств целевого займа, предоставленного другим юридическим лицом на приобретение или строительство указанного жилого помещения (п. 1 ст. 77 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).

Имущественный иммунитет в рамках разумной потребности в жилище

Следующее изъятие из запрета обращения взыскания на единственное жилое помещение должника не сформулировано в законе, а вытекает из правовой позиции Конституционного Суда РФ.

«[Установить] пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в данном жилом помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, с тем чтобы обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя) в случае, когда по своим характеристикам соответствующий объект недвижимости явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования».
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова»

Иными словами, единственное жилое помещение должника защищается от взыскания только в той степени, в какой оно на базовом уровне способно обеспечить потребность в жилище для должника и членов его семьи. Взыскатель вправе обратить взыскание на роскошную недвижимость должника в той части, которая останется после приобретения должником нового, более скромного помещения, состоящего, например, из 2 комнат, а не из 12. Требования взыскателя и потребность должника в жилище должны быть соразмерно удовлетворены.

Однако, до настоящего времени законодатель не разработал механизм такого обмена роскошного жилья на стандартное жилое помещения, в связи с чем применение вышеизложенной правовой позиции Конституционного Суда практически невозможно. Законопроект о дополнении Гражданского процессуального кодекса РФ новой статьей 447 об обращении взыскания на единственное жилье был разработан Минюстом в конце 2019 года, однако до настоящего времени не внесен в Государственную Думу РФ.

Несмотря на отсутствие законодательно регулирования, Никулинский районный суд г. Москвы удовлетворил требования об обращении взыскания на ½ доли жилого помещения находящегося в собственности должника, потому что площадь этой квартиры значительно превышала учетную норму площади жилого помещения (Решение Никулинского районного суд г. Москвы от 16.09.2016 по делу № 02-3730/2016, оставленное в силе Апелляционным определением Московского городского суда от 16.12.2016). Между тем, в настоящее время нет сложившейся судебной практики, подобной описанному решению Никулинского районного суда г. Москвы и данное решение по-своему уникально.

Должник умышленно создал ситуацию, когда исполнение требований взыскателя невозможно иным способом

29 ноября 2019 г. Верховный Суд РФ принял определение № 305-ЭС 18-15724 по делу о банкротстве, в котором пришел к выводу, что, если должник недобросовестно ведет себя, злоупотребляет правом и создает видимость наличия обстоятельств, препятствующих обращению взыскания на спорную квартиру, то его право на имущественный иммунитет единственного жилого помещения не является абсолютным.

Таким образом, Верховный Суд РФ допустил еще одно исключение из запрета обращения взыскания на единственное жилье должника: в случае злоупотребления правом со стороны должника суд вправе отказать в судебной защите его права на жилище.

Данная позиция Верховного Суда РФ является весьма дискуссионной, ведь понятия «добросовестности» и «злоупотребления правом» являются оценочными. Найти баланс между ценностями стабильности гражданского оборота и добросовестности с одной стороны и правом на жилище с другой стороны весьма непросто.